Радио КОНТУР. Первое крафтовое!

Сергей Канунников. Интервью в Новочеркасске, 2020 г.

«…в искусстве, как и в любой творческой деятельности, никто, кроме тебя самого, не скажет по-настоящему, халтуришь ты или нет. Ты на самом деле всегда знаешь внутри, когда у тебя где-то какая-то шероховатость, неточность…» (Сергей Канунников)

Интервью записано перед квартирником в Новочеркасске для программы «Субкультура» на радио «КОНТУР».

— Здравствуй, Сергей. Я очень рада видеть и слышать тебя и в программе «Субкультура», и в Новочеркасске вообще. Насколько я знаю, во второй раз ты приехал в наш город с концертом. А был ли ты в Новочеркасске по каким-то причинам, не связанным с концертной деятельностью?

— Да, мы как-то с женой гуляли по Ростову-на-Дону, было свободное время, и мы просто приезжали сюда посмотреть город, погулять, в собор заходили.

— Как тебе город?

— Мне понравился. Он очень уютный, такой домашний. И он сохранил какую-то старину, которой у нас в крупных городах почти нигде не осталось. Вот эти улицы тихие с домиками… Я всегда люблю такие районы, стараюсь всегда посмотреть. Какой-то дух в них витает правильный, мне кажется.

— Наверное, этим и запоминается Новочеркасск иногороднему человеку.

— Да.

— Расскажи о своём родном городе. Это Москва?

— Ну, вообще, родился я в Москве, а жили мы с мамой до семи лет во Фрязево, это подмосковный посёлок железнодорожников. Потом я переехал в Железнодорожный, это тоже подмосковный город, чуть поближе, и до сих пор там и живу.

— Есть любимое место в Железнодорожном? Какое-то особенное, где нравится бывать?

— Ну, наверное, всё-таки не в самом городе. У нас есть неплохие озёра, если за железнодорожные пути уйти подальше, там можно искупаться, и на великах туда здорово ездить. Так что, наверное, вот этот лесок с малинником, где можно попастись, покушать малинки и потом сходить искупаться. Наверное, именно эти места. Железнодорожный – такой город малопримечательный. Единственное, чем он известен, это храм у нас есть, Преображенская церковь, там находится единственный в мире целиком фарфоровый иконостас. Так что, если будете проезжать мимо, обязательно зайдите. Больше вы такого нигде не увидите. Ну, ещё Анна Каренина, согласно литературной мысли, именно у нас бросилась под поезд, в Обираловке нашей. Историческое название города Обираловка, потому что место было глухое, Сибирский тракт. Купцы, путешествовавшие в сторону Нижнего Новгорода, постоянно там попадали в лапы разбойников. Они их обирали нещадно, потому и Обираловка. Потом, когда начали чугунку строить при Николае, появился посёлок железнодорожников, а в советское время город назвали Железнодорожный.

— Каким было твоё детство? Если можешь, поделись, каким-то ярким впечатлением из детства.

— Детство было счастливое, потому что мне очень повезло с мамой, она нас с сестрой постоянно вытаскивала в какие-то музеи, театры… То есть мы каждую неделю куда-то ходили. Если это было не мероприятие, то мы просто брали какой-нибудь путеводитель по Москве и ходили по храмам, по каким-то интересным улочкам, читали о Москве и впитывали всё, что рассказывала мама. Это было, наверное, самое прекрасное из того, что было в детстве. Ещё, конечно, были путешествия всякие. Если считать детством период до 14 лет, то это поездки какие-то: и в Крым, и на юг… Тогда это было всё гораздо проще, чем сейчас, каждый мог себе это позволить, и мы довольно часто ездили на юг.

— Какая музыка звучала в детстве в твоём доме? И насколько музыкальной была семья?

— Музыки было много, у нас был катушечный магнитофон «Нота», как сейчас помню. Было много Высоцкого на катушках, были «The Beatles». Откуда мама доставала эти записи, я не знаю. А чуть позже появился виниловый проигрыватель, и мы начали собирать коллекцию из пластинок бардов, то есть у меня были Городницкий, Егоров, Визбор, Окуджава – все классики, которые выходили на «Мелодии» на виниле. Они у меня до сих пор сохранились, то есть все эти пластинки живые. Правда вот проигрыватель почил, к сожалению.

— Думаю, сейчас не проблема достать проигрыватель. Тем более, с недавних пор стало модно слушать винил, эта культура возрождается. Считается, что звук винила уникален и ни на что не похож.

— Ну да, это определённая религия, я считаю. Всё-таки это моно-звук, стерео-проигрыватели позже появились, а изначально винил был моно. Конечно, вот эти потрескивания все, это даёт какую-то теплоту при восприятии музыки, которая звучит с винила, но то, что делается сейчас на студиях, более качественно, более интересно, более музыкально, чем культура сведения, которая существовала раньше.

— Насколько легко и с удовольствием ты учился в школе, если это было так? И что было после школы? Куда поступил?

— В школе учился легко, потому что у меня бабушка преподаватель. У неё было 43 года стажа. Она сама с Сахалина, и начинала она свою преподавательскую деятельность в школе погранзаставы. Она была учительницей младших классов. Вот, собственно, я пришёл в школу, умея читать, писать, считать. Первые 4 года мне там вообще было нечего делать, по сути. А потом всё это уже по инерции как-то легко пошло. Затем я поступил в лицей. Тогда только первая была реформа образования, и появились все эти школы, которые уже были негосударственные. Но они тогда были бесплатные, надо сказать. Я попал в первый лицей, который открылся в Подмосковье, и это было, конечно, очень интересно. Потому что собрали всех отличников со всех школ и в одно учебное заведение сконцентрировали. Там совершенно другой был уровень общения. Мы вместе ходили в походы, вместе ездили куда-то, это было здорово. Мы были очень дружные, мы собирались много лет, и недавно вот собирались. Хотя сколько лет уже прошло, даже страшно подумать.

— Обычно в феврале происходят встречи выпускников, и это такие яркие события. Переходим к творческому пути. Когда сам стал писать? Что это было в начале: песни, музыка, стихи?

— Первую песню я вообще написал в детстве. Услышав Высоцкого и посмотрев фильм, который назывался «Стрелы Робин Гуда», я написал такое трогательное детское стихотворение. Его сестра сохранила, до сих пор у неё дома лежит мой детский рисунок с этими каракулями. Наверное, это была серьёзная заявка на творческую карьеру. А по большому счёту писать начал в армии. Что-то начало получаться где-то с 97-го года, когда я попал в кабаре Дидурова, в «Кардиограмму», где впервые услышал таких людей, как Паша Фахртдинов, Калугин, Оля Арефьева… Все были там. Все, кто сейчас более-менее известен на независимой сцене, практически все эти люди прошли через кабаре Дидурова. Это была очень серьёзная школа, прежде всего поэтическая. Даже, наверное, нет. Прежде всего, это была по сути школа критического отношения к себе в творчестве. Дидуров ставил очень серьёзный фильтр и учил держать его на определённом уровне внутри себя. В этом и была его главная заслуга, и, наверное, благодаря этому мы и имеем прекрасных авторов, как Юля Теуникова, например. Даже Вдовин туда тоже попал под раздачу, он сам любит об этом рассказывать. Но он в кабаре не пел, насколько я знаю, но с Дидуровым столкнулся. Но это он лучше сам вам расскажет при встрече.

— Когда появилась группа «ВозвращениЕ»? Это был твой первый коллектив или ещё были какие-то составы до «ВозвращениЯ»?

— Впервые под этим названием «ВозвращениЕ» собралось в 99-ом году. Но до того весь мой состав, который был первым (Гриша Завальный гитарист, Алёша Капитанов клавишник), мы служили в одной роте. И после армии я поехал, это было очень смешно, я знал, что Гриша живёт в посёлке Марс. Надо понимать, посёлок Марс – это такой маленький подмосковный город. Я подумал: «Надо найти Гришу, мы же вместе играли. Я сейчас поеду и найду Гришу в посёлке». Адреса у меня не было. Ну, понятно, там пяти- девятиэтажки стоят кругом, несколько районов… Ну и что вы думаете? Я вышел из электрички, зашёл в первый же двор и увидел там Гришу. Сказал: «Здорово, Гриша, надо группу собирать». Вот так оно всё и получилось. Это был 96-й год, но группы сразу не получилось. Мы просто собирались вместе с Гришей, писали какие-то песни, делали заготовки. А в 97-ом мы впервые поехали на областной рок-фестиваль. Это был первый выезд.

— Как он вспоминается сейчас, спустя годы? Какие остались впечатления?

— Нам очень повезло. Тогда как-то не было конфликта между людьми, которые находятся во власти, и субкультурами. Наоборот, всё поддерживалось, и рок-фестиваль имел классное финансирование. Все команды размещались в гостинице, в жюри работали такие люди, как Сергей Маврин, например. Они общались с нами, и мы слушали довольно конструктивную критику. Председателем был Володя Марочкин из Московской рок-лаборатории. Очень много всего полезного с музыкальной точки зрения мы почерпнули из этих фестивалей-конкурсов, услышав мнения и ребят, которые делали то же самое, что и мы. Я имею в виду музыку, естественно, в разных жанрах, в разных направлениях, но тем не менее, кто-то хвалил, кто-то ругал… Мы уже тогда понимали, что будет своя аудитория, будут те, кто это не будет принимать, это нормально. Это позволило как-то не переживать насчёт собственного будущего. Мы просто делали, что нам хотелось, росли потихоньку. Вот доросли до двадцатилетия коллектива, которое отметили год назад в «Лётчике». Андрюша Козловский к нам приходил петь, Лёша Вдовин, Паша Фахртдинов были на этом юбилее. Классный был концерт.

— Какими качествами должен обладать музыкант, чтобы остаться играть в группе?

— В первую очередь, всё зависит от времени и от возраста. Наверное, на начальном этапе самым главным были человеческие отношения. То есть, если была дружба, всё можно было преодолеть, научиться всему. Но мы же все понимаем, что если заниматься долго одним делом каким-то, оно начинает развиваться и расти. И тут уже одной дружбы и человеческих отношений, конечно, мало. Нужен уже профессионализм какой-то. Иначе, если ты не занимаешься инструментом, если не занимаешься студийной работой, не ездишь на концерты постоянно с коллективом, значит всё начинает рассыпаться и разваливаться. Первый состав «ВозвращениЯ» был классическим для рок-группы: гитара, барабаны, бас и акустическая гитара в моём лице. Никакого намёка на фолк вообще не было изначально.

Илья Кудряшов

Это появилось, пожалуй, с приходом в группу Ильи Кудряшова, когда появились народные духовые. Но это уже был 2006-й год. То есть, какие-то сюжетные мотивы, конечно, присутствовали в песнях, потому что это моя какая-то природа, любовь к исторической литературе, все эти поездки по России, всякие походы и т.д. Всё это дало какую-то краску, но именно музыкальные аранжировки, штрихи в звуке, в саунде, они появились только с приходом Ильи Кудряшова.

— Сколько в общей сложности у группы записанных альбомов? Когда вышел последний и какие планы дальше?

Сергей Канунников. Интервью в Новочеркасске, 2020 год., изображение №17
 

— Свою дискографию мы начали с альбома «Вверх по течению», он был самым первым. Это 2002 год записи, в 2003 его издал Саша Елин, автор текстов к знаменитому альбому «Герой асфальта», тогда он фактически имел должность продюсера «Арии», у него был свой лейбл «Ария Рекордс», на котором он издавал тяжёлую музыку, и этот альбом нам дал какую-то известность сразу. «ВозвращениЕ» появилось в каждом городе, в магазинах можно было купить кассету с нашим альбомом. Нас нельзя было назвать андеграундом в буквальном смысле слова, потому что нам как-то очень сильно повезло сразу. Ну, это благодаря, конечно, искусству звукорежиссёра Эрика Кюртчяна в первую очередь, который смог сделать действительно хороший, крепкий, профессиональный альбом из абсолютно неопытных людей. Чем-то мы ему понравились, и он вложил душу в эту работу. Так появился альбом «Вверх по течению».

      1. ВОЗВРАЩЕНИЕ — Невеста

Потом был долгий период электрического молчания, можно его так назвать, когда все ушли в акустику. Это было связано и с тем, что как раз состав практически рассыпался несколько раз, потому что, для того чтобы двигаться дальше профессионально, надо было всем просто бросать работу. Я это сейчас понимаю, а тогда не понимал. Был шанс это всё развить прямо тогда. Если бы за это взялись, если бы знали всё, что знаем сейчас, тогда бы всё получилось. Тогда это было легче намного.

Сергей Канунников. Интервью в Новочеркасске, 2020 год., изображение №18
 

Потом появился альбом «Карусель», который официально не издан, но, тем не менее, он для меня очень дорог, потому что с точки зрения содержания, это такой первый альбом, в котором зазвучали действительно серьёзные тексты в таких песнях, как «Падение империи», «Баллада о доблестном конквистадоре Родриго», «Провинция у моря». Они до сих пор поются на концертах, до сих пор их люди просят спеть. И кстати, «Алые паруса», которые потом вошли в «Глубину», впервые были записаны в то время, то есть это старая песня вообще. Значит, это был второй диск.

Сергей Канунников. Интервью в Новочеркасске, 2020 год., изображение №19
 

Потом был диск «Непрошедшее время», который мы писали на студии у Андрея Шепелёва (гр. «ГрАссМейстер»). Это был 2010 год.

      2. ВОЗВРАЩЕНИЕ — Емелина радость
Сергей Канунников. Интервью в Новочеркасске, 2020 год., изображение №20
 

После «Непрошедшего времени» был электрический альбом «Родниковая Родина», когда мы наконец-то снова все воспряли, собрались.

      3. ВОЗВРАЩЕНИЕ — Скоморошья доля
      4. ВОЗВРАЩЕНИЕ — Ярмарка
      5. ВОЗВРАЩЕНИЕ — Падала капель
Сергей Канунников. Интервью в Новочеркасске, 2020 год., изображение №21
 

Пятым диском стала «Глубина», которую я уже привозил в Новочеркасск.

      6. ВОЗВРАЩЕНИЕ — Гончар
      7. ВОЗВРАЩЕНИЕ — Алые паруса

Сейчас мы уже закончили работу над записью альбома, который будет называться «Детям птиц», и уже несколько дней назад стартовал проект на «Планете», в котором любой может принять участие и таким образом вложить свою лепту в издание этого диска.

— Это первый опыт краудфандинга?

— Это второй. «Глубину» мы выпустили таким же образом.

— Успешно завершился проект?

— Да. «Глубина» была успешной. Надеюсь, что и с этим альбомом всё будет также славно, поскольку пока обстоятельства складываются так, что все те задумки, которые мы хотели реализовать, исполнились. Самое прекрасное, что произошло, это то, что между нами и конечным результатом исчез посредник в виде технического специалиста студии. Сейчас всё, что будет выходить в свет от группы «ВозвращениЕ», это мы всё делаем сами. Не приходится ни с кем спорить, ругаться, что звук должен быть таким. Если что-то не так, то я могу теперь в этом обвинять только себя, потому что от первой до последней ноты я пишу сам каждого музыканта, сам свожу всё это, мастерю на студии «Ça va», которую мы открыли в Москве на Преображенской площади. По крайней мере, внутри коллектива есть согласие в том, что это пока действительно лучшая по звуку работа из тех, которые были сделаны «Возвращением» вообще за весь период.

— То есть, всё записано, осталось выпустить?

— Осталось сведение закончить, там какие-то штрихи, сделать мастеринг ещё этого диска, соответственно, дизайн закончить, потому что есть пока только концепция. Дизайн делает Саша Уткин, это дизайнер «Оргии Праведников», очень профессиональный человек. Ну и тираж, конечно, выпуск всего этого, мерч, аренда…

— То есть, вы продолжаете выпускать CD-диски?

— Да.

— Многие давно отошли от этого и не занимаются дисками.

— Диски очень хорошо стали покупать после того, как во «ВКонтакте» я начал рекламу пускать в аудиотреках. Снова пошли продажи дисков, и по почте люди присылают просьбы прислать диски. И даже судя по «Планете»: третий день идёт проект, и уже заказаны CD, и довольно много.

— Думаю, что проект завершится успешно, потому что очень многие заинтересованы в том, чтобы услышать новый альбом группы «ВозвращениЕ». Наверняка, он будет очень крутым. Я знаю, что ты не чужд фестивальному движению, и оно тебе не чуждо. Какие планы на лето? Какие фестивали планируешь посетить?

— У нас есть приглашение на фестиваль «Исконь» в Нижнем Новгороде, 25 июля мы там будем выступать. Будет фестиваль «Oma Randa» в Тверской области, это тоже интересный фестиваль. Там окрестные сёла – это, в основном, этнические карелы, у них фестиваль по сути карельской культуры, а приглашают они музыкантов, которые им нравятся. Там будет группа «ИХТИС», будет Юля Теуникова, мы и ещё несколько интересных проектов, я сейчас точно не вспомню. «Платформа», естественно, будет летом. Пока неизвестно, я по крайней мере не знаю, будет ли разнесена дата с Грушинским фестивалем. Если будет разнесена, то я и на Грушу успею съездить. Если нет, то тогда, наверное, только «Платформа». Пока на этом всё. Каких-то других планов мы особо не строили, потому что у нас сейчас довольно высокая загруженность по студии. И самое главное, что идёт процесс записи электрического альбома. То есть, помимо «Детям птиц» мы работаем ещё и над электрическим диском. Поэтому хочется за лето как-то попытаться его тоже закончить.

— Вот о чём надо ещё поговорить. Продолжается твой сольный акустический южный тур. Как он складывается? Какие города ты уже посетил?

— Первым был Армавир, потом – Майкоп, Краснодар, Ростов-на-Дону, вот сейчас Новочеркасск, будет ещё Волгоград. Душевно всё складывается. Людей, конечно, немного, но небольшие залы смотрятся заполненными, поэтому всё комфортно в плане того, что принято называть словом «успешность». Очень приятно, когда приходят люди и многие песни поют наизусть. Когда целыми семьями приезжают из других городов. Например, вот ребята приехали из Ставрополя на концерт в Армавире. Это дорогого стоит. С каждым находишь минутку пообщаться, что-то обсудить, кому-то что-то передать, я имею в виду, сказать какие-то важные слова. Прямое общение всегда очень важно и для тех, кто слушает музыку, и для тех, кто её пишет.

— А слушаешь ли ты музыку?

— Конечно.

— Что недавно впечатлило тебя? Поделись свежим музыкальным открытием.

— Самое главное музыкальное открытие случилось на Байкале. Я познакомился там с Гришей Дербенцевым, это группа «Хроники Края» из Волгограда. Я мало того что сам на них подсел, ещё и всех друзей своих подсадил не только в Москве, но и в Казани и в других городах. А вторая группа, это мне уже Гриша сосватал, группа «Карелия». Это уже довольно известный коллектив. Тоже акустическая музыка, очень интересные у них работы и по звуку и по сведению. Это из отечественных ребят. А из зарубежных, сейчас дайте вспомнить, недавно очень интересный мне попался альбом и по сведению, и по музыкальной фактуре и по идеям, он называется «Gentle Spirit», автор Jonathan Wilson, диск 2011 года. Очень приятный, тёплый, у нас, по-моему, так музыку не пишет никто. Так что, рекомендую.

 

— По традиции, в конце программы, я прошу пожелать что-нибудь начинающим музыкантам, тем, кто сейчас только начинает свой творческий путь. Какой совет ты мог бы им дать?

— Я пожелал бы им всегда помнить, что мы занимаемся этим только для счастья. Никогда не надо ждать от всего этого каких-то бонусов. Делайте это, в первую очередь, для себя. А когда получается, делайте это для других. Главное, помните о том, что в искусстве, как и в любой творческой деятельности, никто, кроме тебя самого, не скажет по-настоящему, халтуришь ты или нет. Ты на самом деле всегда знаешь внутри, когда у тебя где-то какая-то шероховатость, неточность… Вот не допускайте сами для себя этого, и тогда будет всё получаться. И дорогу осилит идущий. Это труд, который приносит радость, приносит удовольствие и вам, и тем, кто потом будет ходить на ваши концерты слушать музыку. Это непростой путь, но он очень светлый. Поэтому желаю каждому, чтобы с пути этого не сворачивали, уж если шагнули на эту тропинку.

— Спасибо большое за интервью, я тебе желаю успехов в творчестве, пусть всё получается, и пусть ничего не мешает сбываться твоим планам и твоим мечтам.

— Спасибо.

Беседовала Антонина Малышкина

При подготовке статьи были использованы материалы сайтов http://vozvraschenie.ru/ и https://susanintop.com/

ПОДДЕРЖИТЕ РАДИОСТАНЦИЮ

РАССКАЖИТЕ О НАС

СКАЧАЙТЕ ПРИЛОЖЕНИЕ

лого белый

© «Радио КОНТУР», 2018-2019